Русские информационные технологии. Заглавная страница
>Центр продаж >Центр загрузки >Центр регистрации
Открытый форумОткрытый форум   Гостевая книгаГостевая книга   Обратная связьОбратная связь
Поиск:
Вход
Карта сайтаРегистрация
Карта сайтаКарта сайта
 

Повлиять на судебное дело должника: когда это может сделать кредитор

17.11.2017

На практике бывают ситуации, когда должники незадолго до своего банкротства через судебное решение создают у себя задолженность перед дружественными гражданами или компаниями. Через такой механизм недобросовестные лица контролируют процедуру своей несостоятельности. Может ли кредитор оспорить решение суда, которое, по его мнению, создает перечисленную схему? Ответ на этот вопрос дал Верховный суд, разбираясь в деле Сбербанка.

По закону конкурсные кредиторы могут обжаловать сделки должника, ссылаясь на специальные основания, которые предусмотрены в ФЗ «О банкротстве». Но, кроме этого, кредиторы могут оспорить еще и те решения судов, которыми подтверждаются требования других кредиторов, рассказывает Станислав Петров, руководитель практики банкротства юрфирмы «Инфралекс». По его словам, такая возможность расширяет арсенал средств судебной защиты при рассмотрении требований кредиторов в деле о банкротстве должника. Этим методом и попытался воспользоваться Сбербанк, добиваясь в СОЮ пересмотра дела одного из своих клиентов-должников.

Создание долга

А начиналось все с того, что в декабре 2015 года Евгений Науменко обратился в Благовещенский городской суд с требованием взыскать 13,2 млн руб. с Ольги Шеболтас. Заявитель пояснил, что осенью 2013 года он одолжил ответчику 10 млн руб. на 24 месяца под 15% годовых, однако этот долг ему так и не вернули (дело № 2-14008/2015 ~ М-15356/2015). В судебном заседании сама Шеболтас признала факт задолженности, и суд удовлетворил иск Науменко.

Но свои деньги истцу так и не удалось получить, потому что весной 2016 года Арбитражный суд Амурской области признал должника банкротом (дело № А04-3414/2016). Летом того же года суд включил в третью очередь реестра требований кредиторов 13,2 млн руб. долга Науменко. Другой кредитор Шеболтас — Сбербанк, которому банкрот задолжала 38,6 млн руб., усомнился в реальности задолженности, которую утвердил Благовещенский горсуд.

Осенью 2016 года первая инстанция восстановила банку срок на обжалование своего же акта годичной давности. Тогда кредитная организация обратилась в Амурский областной суд с требованием отменить акт первой инстанции о взыскании 13,2 млн руб. в пользу Науменко (дело № 33АП-7084/2016). Сбербанк в своем заявлении утверждал, что Шеболтас на самом деле не получала никаких денег от Науменко. Апелляция оставила жалобу банка без рассмотрения, сославшись на то, что процедура банкротства должника введена уже после принятия решения Благовещенского горсуда. Соответственно, нет оснований полагать, что акт первой инстанции затрагивает права банка, посчитал Амурский облсуд.

ВС защитил кредитора

Кредитная организация не согласилась с таким выводом апелляционной инстанции и обжаловала его в Верховный суд. ВС отметил, что конкурсные кредиторы могут обжаловать решение суда общей юрисдикции, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование другого кредитора. Это допускается в том случае, если спорный акт затрагивает права и обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве (вопрос 8 Обзора судебной практики Верховного суда № 3, который утвержден Президиумом ВС 25 ноября 2015 года).

То обстоятельство, что процедуру банкротства ввели в отношении должника после принятия решения Благовещенского горсуда, само по себе правового значения не имеет, подчеркнул ВС. Судьи ВС пояснили, что Сбербанк получил право обжаловать спорный акт сразу после того, как его требования включили в реестр кредиторов Шеболтас (дело № 59-КГ17-12). «Тройка» судей под председательством Вячеслава Горшкова отменила решение апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Амурский облсуд (прим. ред. — пока еще не рассмотрено).

Эксперты «Право.ru»: «ВС взял за основу позицию ВАСа»

Гиляна Минькова, адвокат КА «Юков и партнёры», считает решение ВС обоснованным, подчеркивая, что в судебной практике распространены случаи, когда недобросовестные лица искусственно создают задолженность незадолго до банкротства. То есть появляется видимость частноправовых отношений с должником для упрощенного включения в реестр требований кредиторов, чтобы получить контроль над процедурой банкротства, объясняет эксперт. Минькова добавляет, что конкурсные кредиторы в подобной ситуации вправе обжаловать и решения третейского суда, на которых основаны требования других кредиторов в деле о банкротстве должника. Соглашаясь с коллегой, Артем Фролов, юрист ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры», замечает, что позиция ВС продолжает доводы, которые изложил в своем постановлении пленум ВАС еще в 2012 году.

«Если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать указанный судебный акт. При этом в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов»

Источник: п. 24 постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 года № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Фролов добавляет, что сегодня в российском законодательстве нет специальных разъяснений, которые позволяли бы кредиторам свободно обжаловать судебные акты, которые связаны исключительно с гражданами-должниками: «Например, решение по спору о разделе имущества супругов перед банкротством». У подобного обжалования есть и существенный минус, отмечает юрист. Он рассказывает, что многие даже реально существующие долги признают безденежными из-за отсутствия следов такой сделки в виде выписки или других подтверждающих документов. Сергей Левичев, руководитель практики по банкротству АК «Павлова и партнеры», указывает на то, что в обсуждаемом решении повторяются выводы Экономколлегии из акта по делу № А60-19799/2015. Тогда ВС признал право конкурсных кредиторов обжаловать решение арбитражного суда, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование другого кредитора.

А вот Елена Батура, руководитель проектов АБ «S&K Вертикаль», не соглашается с такой «в какой-то степени новаторской» позицией ВС. Она отмечает, что в рассматриваемом случае обжалуемый акт СОЮ не разрешает вопрос о правах и обязанностях других кредиторов: «Они не лишаются прав, на них не возлагаются дополнительные обязанности». Эксперт замечает, что ВС не мотивирует следующий свой вывод: «То обстоятельство, что процедуру банкротства ввели в отношении должника после принятия решения Благовещенского горсуда, само по себе правового значения не имеет».

Батура предполагает, что позиция ВС направлена на предупреждение и предотвращение возможных злоупотреблений в деле о банкротстве, однако обращает внимание на более эффективный механизм в этой связи: «Конкурсные кредиторы могут оспаривать сделки должника как по специальным основаниям, предусмотренным законом о банкротстве, так и по общим». Подобный инструмент позволяет пересматривать определение арбитражного суда о включении в реестр должника требований других кредиторов по вновь открывшимся обстоятельствам, резюмирует юрист.

Автор: Алексей Малаховский

Источник заимствования: Право.ru



« назад

Центр продаж

Центр загрузки

Центр регистрации

Форум